• EUR / USD /
  • GBP / USD /
  • USD / RUB /
  • EUR / RUB /
Конституция для нефтяной промышленности
Cкачать пост

Конституция для нефтяной промышленности

Роснефть в данный момент требует льгот для себя, а добыча нефти в России сегодня растет преимущественно за счет Ванкора. В конечном счете если этот перспективный нефтеносный регион не будет разрабатываться, то нефтедобыча в нашей стране уже через несколько лет начнет стабильно падать.



Нефтяной Wikileaks

В российской нефтяной промышленности на днях случилась довольно крупная утечка. Но, к счастью, ее объектом стали не нефть или нефтепродукты, а всего лишь информация. В газету «Ведомости» просочились выдержки из письма главы Роснефти Эдуарда Худайнатова Игорю Сечину, в котором Роснефть обращается к правительству с просьбой сохранить льготную экспортную пошлину для восточносибирских месторождений госкомпании (напомню, что срок льгот истекает 1 мая). Речь в письме шла не только о Ванкоре, но и о Юрубчено-Тохомском месторождении, которое пока не введено в эксплуатацию. В противном случае, утверждает глава госкомпании, добыча на новейших месторождениях окажется низкорентабельной.

В принципе, этот «слив» не содержит никакой сенсации. Роснефть неоднократно обращалась к правительству с требованием сохранить льготы по пошлине для месторождений Восточной Сибири, обосновывая это тем, что нефтяное богатство России уже не может прирастать одной только Западной Сибирью — необходимо двигаться на Восток. В противном случае, предостерегают в Роснефти, Россия столкнется с очень сильным падением добычи нефти уже в ближайшем будущем.

Однако кроме этого письма в газету также попал протокол закрытого заседания у Сечина по вопросам льгот по НДПИ для ряда других компаний. В частности, на заседании изучался вопрос о льготном налоге на добычу полезных ископаемых для Башнефти и Татнефти. Требования этих компаний основаны на том, что почти все месторождения Башнефти либо значительно исчерпаны, либо совсем еще «зеленые», как недавно приобретенное месторождение Требса и Титова; а Татнефть добывает нефть на своем главном месторождении (Ромашкинском) аж со сталинских времен (с 1949 года). Таким образом, в нашей нефтяной промышленности появился свой отраслевой Wikileaks. Но пока это приносит гораздо больше пользы, чем вреда.

Любишь добывать — люби и налоги платить

Если требования Роснефти по льготной экспортной пошлине представляются мне абсолютно оправданными, то желание Татнефти и Башнефти получить льготный НДПИ вызывает ряд вопросов. Во-первых, эти две компании (особенно Башнефть) давно имеют льготы по НДПИ именно потому, что значительная часть их месторождений уже выработана. До какого же предела можно снижать налог, чтобы компании были довольны? До нуля? Это было бы неплохо для Татнефти и Башнефти, но, к сожалению, вызовет протест десятков малых НК, добывающих нефть в Волго-Уральском нефтеносном бассейне, в частности в том же Татарстане. Ведь снижение налога для немногих означает автоматическую перекладку налогового бремени на плечи большинства производителей. Так почему малые компании должны платить налог вместо крупных? А ведь рост добычи нефти в России за 2010 год обеспечили главным образом именно малые компании. Добыча ими нефти за год возросла почти на 20%.

Во-вторых, Татнефть и Башнефть уже не работают исключительно в секторе upstream, они теперь вертикально интегрированные компании. После интеграции в АФК «Система» Башнефть получила целых четыре НПЗ в хорошем состоянии, а Татнефть построила собственный нефтеперерабатывающий завод Танеко, отвечающий всем современным требованиям. Завод Татнефти, являющийся одним из наиболее современных на всей территории России, пока не заработал на полную мощность. Поэтому ожидаемое увеличение экспортной пошлины на нефтепродукты окажет, скорее всего, минимальное воздействие на финансовые результаты Татнефти. К тому же экспортная пошлина на нефть, согласно этой же правительственной программе «60-66», должна понизиться. (О преимуществах и недостатках реформы налогообложения сектора downstream я уже писала в материале «Прощай, мазутная Россия!»).

Для Башнефти налоговые льготы в контексте программы «60-66» имеют большее значение, так как выход светлых нефтепродуктов на ее заводах не так уж высок (глубина переработки около 70%). Но зато у Башнефти скоро появится стратегический инвестор в виде индийской компании ONGC Videsh, которая может профинансировать как минимум часть ее инвестиционной программы, в том числе вложиться и в дальнейшую модернизацию заводов.

Наконец, в-третьих, у Татнефти и Башнефти, в отличие от Роснефти, нет такого сильного аргумента в пользу льготных пошлин для себя, как необходимость осваивать новый перспективный регион, который со временем станет ключевым для всей российской нефтедобычи. Татнефть и Башнефть пока защищают только свои собственные корпоративные интересы. Впрочем, у Башнефти такой аргумент может появиться со временем, когда начнется разработка месторождений Требса и Титова, но сначала надо хотя бы начать работу над этим проектом.

Конечно, найдется немало критиков нефтяных компаний, которые будут настаивать на том, какие эти «олигархи» жадные и что думают они лишь о том, как бы не отдать лишнюю копейку в бюджет. Найдется и немало критиков Минфина, в свою очередь обвиняющих министерство и лично господина Кудрина в жадности: «чиновников хлебом не корми, дай только копеечку у нефтяников отнять и бизнес налогами задушить». На самом деле проблема взаимоотношений государства и нефтяной отрасли более серьезна и носит гораздо более глубокий экономический характер, чем кажется многим из тех, кто принимает требования нефтяников всего лишь за лоббистскую активность.


С мыслью о будущих поколениях

В 1986 году Нобелевскую премию по экономике «за развитие конституционных и контрактных принципов теории принятия экономических решений» получил Джеймс Бьюкенен, один из наиболее влиятельных теоретиков-экономистов США, да, пожалуй, и всего мира. Бьюкенен противопоставлял государство и, как это ни кажется странным, конституцию. На самом деле он понимал термин «конституция» более широко, не просто как напечатанный на бумаге основной закон некоего государства, а как фундаментальные принципы политики, в том числе и экономической, принятой в данной стране со всеобщего согласия всех людей, имеющих даже не только формальное право голоса (граждан), а возможность и желание выбирать, и выбирать все — от товаров в магазине до парламентариев и главы государства.

Согласно Бьюкенену, если общество договорится об основных принципах экономической политики, т.е. создаст собственную конституцию, которую нельзя будет со временем менять в ущерб кому-либо, то государство не сможет принимать такие решения, за которые впоследствии будет расплачиваться целое поколение людей, а быть может, и не одно поколение. Например, государство при такой конституции, по мнению Бьюкенена, будет ограничено в создании бюджетного дефицита и раздувании государственного долга — ведь общество не желает зла своим детям и не хочет, чтобы им в будущем пришлось расплачиваться за эти долги ухудшением уровня жизни.

Многие назовут взгляды Бьюкенена абстрактными и идеалистичными, и по-своему, они будут правы. Но достаточно задуматься об огромном госдолге США и о том, что экономика страны не безупречна, как казалось некоторым в прошлые годы, и станет ясно, что Бьюкенен, хоть он был всего лишь экономистом-теоретиком, смотрел гораздо дальше вперед, чем некоторые практики.

Какое же это отношение имеет к России и нашим проблемам, в том числе — к проблемам нашей нефтяной индустрии? А вот какое. Прежде чем оценивать справедливость того или иного решения государства (например, предоставить льготы нефтяникам или отказать им), нужно, на мой взгляд, понять — соответствует ли это или противоречит интересам большинства населения России, причем с учетом подрастающего поколения, которому придется, возможно, расплачиваться ухудшением уровня жизни за сегодняшние неверные решения взрослых.

Поэтому я не понимаю тех, кто записывает Кудрина априори чуть ли не в «спасители России» только потому, что он против налоговых льгот нефтяникам. А куда пойдут эти сэкономленные 3 миллиарда долларов бюджетных средств, которые Кудрин так боится потерять из-за лишних налоговых льгот? Известно куда: либо на ненужные проекты федерального масштаба, о которых со временем люди забудут (а инфляция останется), либо на спасение экономики США путем инвестиций в гособлигации Штатов.


Без «конституции» Восточную Сибирь не освоить

А что касается нефтяных компаний, то просьба Роснефти, на мой взгляд, максимально соответствует представлениям Бьюкенена о справедливости в обществе. Потому что Роснефть, хоть себя и не забывает, но больше, чем, например, Татнефть и Башнефть, принимает во внимание интересы общества, включая интересы будущих поколений, и заботится о будущем нефтяной отрасли. Роснефть в данный момент требует льгот для себя, но, с другой стороны, в России добыча нефти сегодня растет преимущественно за счет Ванкора. Однако ранее Роснефть лоббировала не только свои интересы, но и остальных производителей, работающих в Восточной Сибири, в том числе — и ТНК-ВР, с которой госкомпания сейчас находится в сложных отношениях; и Газпром нефти, и даже небольших компаний.

В конечном счете, если этот перспективный нефтеносный регион не будет разрабатываться, то нефтедобыча в России уже через несколько лет начнет стабильно падать, точно так же, как она сегодня стабильно растет. А это только усугубит дефицит бюджета, приведет к излишнему печатанию денег и росту инфляции. И даже высокая цена нефти мало чем поможет нашему бюджету. Сегодня пока все хорошо, но, как ни грустно, падение добычи «черного золота» в России рискует стать неконтролируемым, если только государство не осознает свою ответственность перед будущими поколениями и не примет сегодня стимулирующих нефтяную отрасль мер.

Результаты и прогноз добычи нефти в России (оптимистичный сценарий с учетом роста добычи в Восточной Сибири):


Источник: ЦДУ ТЭК, прогноз автора

Среди таких мер могли бы быть не только льготы по экспортной пошлине (в программе «60-66» это предусмотрено, но одного этого недостаточно). Стоило бы начать и реформирование налогообложения нефтяной отрасли, например заменить НДПИ на повышенную ставку налога на прибыль. По оценкам Лукойла, бюджету эта реформа позволила бы увеличить доходы на 6 триллионов рублей. Можно здесь вспомнить слова Рональда Рейгана, одного из самых успешных президентов США, чье правление пришлось именно на период, когда Бьюкенен получил Нобелевскую премию: «Сократите налоги, и вы увеличите поступления в бюджет». И, что не менее важно, необходимо принять законы, которые запретили бы чиновникам менять ранее установленные правила игры в отрасли в угоду сиюминутным интересам. То есть создать своеобразную «конституцию» для нефтяной промышленности. Чем ближе мы к практическому осуществлению такой идеи, тем выше вероятность, что новые нефтеносные регионы России будут осваиваться вовремя и эффективно.

Вниманию инвесторов: Роснефть

На мой взгляд, акции Татнефти и Башнефти сегодня справедливо оценены рынком. А вот у Роснефти по-прежнему есть хороший потенциал роста, и даже без привязки к предположению, что льготы для нее сохранятся. В моей модели нет допущений о лихорадочных телодвижениях Минфина, который то вводит льготные пошлины, то отменяет их. Надеюсь, что господин Кудрин меня извинит :) А целевую цену акции Роснефти я оставляю на прежнем уровне — $11.